Главная » 2013 » Ноябрь » 9 » Оршанское гетто
14:50
Оршанское гетто
В гетто Орши еврейское население согнали в конце августа — начале сентября 1941 года. Капитан Пауль Айк, выполняя приказ полевого коменданта города полковника барона фон Ашеберга, пытался найти «подходящую местность, чтобы легче было наблюдать за гетто и чтобы можно было огородить колючей проволокой». Этим требованиям соответствовала улица Энгельса (ранее, до конца 1920-х годов, — Городнянская). Огороженное колючей проволокой и охранявшееся Оршанское гетто представляло собой так называемый «закрытый тип» гетто, и находилось в границах от улицы Народной до польского кладбища, включая всю улицу Энгельса и территорию завода Славинского («Красный борец»).

Не представляется возможным точно определить количество узников гетто Орши. Свидетель Гладков И. С. называет число примерно равное двум тысячам. В акте ЧГК от 30 июня 1944 года указывается цифра 2 900. Тот же Гладков И. С. свидетельствовал о примерно 20-25 домах, служивших жильем в гетто, в то время как на плане, выполненном Паулем Айком во время судебного процесса над нацистскими преступниками в 1946 году в Минске, насчитывается 39, причем один из них — длинный барак. Точность указанного плана проверялась немецким историком Ханнесом Хеером. К тому же, по утверждению узницы Оршанского гетто Долиной (Рубиной) И. Б., в доме с двумя комнатами, где она находилась, размещалось пять семей численностью 16 человек, причём из-за отсутствия места евреям приходилось жить на чердаках и в сараях. В воспоминаниях Касперского А. Ф. указывается, что территория завода «Красный борец» также входила в состав гетто.

В Оршанском гетто условия жизни были ужасными. Было очень тесно, в сохранившихся по улице Энгельса 25 домах разместили около 2 000 чел., везде стояли нары из досок, кровати — одна к одной. Евреи жили на чердаках, сараях и хозяйственных постройках. К гетто не подпускали, оцепили колючей проволокой и охраняли.

Все трудоспособные работали с утра до вечера на железной дороге, получая в день 10-15 граммов муки и немного картофеля (но и это мизерное количество еды выдавалось не всегда). Немецкие солдаты и белорусские полицаи врывались по вечерам в гетто, занимаясь грабежом и насилием.

Оккупационная власть обязала узников выплатить контрибуцию в размере 250 тысяч рублей — деньгами и изделиями из золота и серебра. Вследствие большой скученности в гетто распространилась эпидемия тифа, унося многие жизни. «Гетто в Орше было ещё страшнее минского. Замерзающие старухи копошились среди трупов, девушки в кровоподтеках, распухшие от голода спрашивали: „Когда за нами придут?" Смерть казалась им избавлением».

Для успокоения и поддержания порядка немцы лгали евреям, что их скоро отправят в Палестину.

Умышленные убийства евреев задокументированы с 19 июля 1941 года, когда отказавшийся выйти на работу Хаим-Янкель Ронкин был повешен на Базарной площади. К его груди прикрепили дощечку с надписью «саботажник».

В конце августа 1941 года прибывшее из Смоленска подразделение айнзатцгруппы «В» уничтожило 43 еврея, обвиненных в «саботаже и коммунистической агитации». Убийство проводилась в лесу у деревни Понизовье и в карьере около улицы Советской возле здания современной ДЮСШ.

Почти одновременно с появлением гетто в Орше нацисты совершили массовое убийство, называвшееся «акцией». В сентябре 1941 года айнзатцкоманда 8 (Брадфиш) уничтожила примерно 800 евреев, разделенных на две группы и не входивших в число узников гетто. Место убийства находится в карьере около улице Советской.

Вещи и одежда убитых узников поступала в распоряжение бургомистра города, который раздавал ее своим работникам.

Накануне 20-х чисел ноября 1941 года военнопленные вырыли глубокую и широкую траншею на еврейском кладбище, которое граничило с гетто. 26-27 ноября 1941 года узники гетто в Орше были полностью истреблены. Накануне казни полевая комендатура передала контроль над гетто местному СД (начальник оберштурмфюрер Решке). Кроме СД, в уничтожении приняли участие белорусские полицаи, полевая и местная комендатуры. Непосредственным исполнителем массового убийства было подразделение айнзатцкоманды 8.

25 ноября 1941 года обитателей гетто обманным образом оповестили о предстоящей эвакуации в тыловые районы. На следующий день, утром 26 ноября, жандармерия и полиция окружили гетто, евреев выгнали из домов, построили в колонну, а затем партиями уводили к заранее вырытым ямам и убивали. Детей заживо зарывали или ломали им позвоночники ударом о колено.

Убийство 26-27 ноября 1941 года гитлеровцы и их союзники проводили в два приема. Одну партию отправили на станцию Орша-Западная, погрузили в товарные вагоны (2 тыс. чел.) и вывезли на уничтожение (отравив заражённой водой). Других расстреливали в овраге между еврейским и польским кладбищами (ныне около территории инструментального завода). Узников выгоняли из домов и строили у ворот кладбища, находившегося на улице Энгельса. Дома обыскивали с собаками. Население от взрослых до детей, по приказу немцев, само раздевалось, сбрасывало вещи в штабеля и сталкивалось в ямы. Других ставили к краю и стреляли в затылок. На улице Пушкина полицейские и немцы заставляли белорусов смотреть на убийства. Назавтра белорусы и русские ожидали, что наступит их очередь. Когда заставляли рыть окопы, многие думали, что это для них. Временно сохранили жизнь 30 семьям евреев-специалистов, портных, сапожников, часовых мастеров и некоторых других. В первых числах октября 1943 г. на кладбище в течение одной ночи огородили деревянным забором высотой в три метра. Это был бывший засолочный пункт площадью 300 м², где находилось 24 чана объемом по 3,3 м³ каждый, которые загружали телами убитых, обливали горючей жидкостью и сжигали. Вокруг была выставлена охрана. Комиссия содействия ЧГК по г. Орша (акт от 20 сентября 1944 г.) обнаружила на еврейском кладбище две ямы длинной 23 м, шириной 6 м и глубиной 3 м, а также 24 чана бывшего засолочного пункта. Перед каждой ямой находилось пепелище диаметром в 4-5 м. На кладбище было расстреляно около 6 000 чел.

По свидетельству Клочковой В. В., оккупанты нуждались в труде ремесленников, поэтому сохранили на некоторое время жизнь примерно 30 специалистам-евреям с их семьями.

В документах есть разногласия относительно количества дней, потраченных немцами на окончательное убийство евреев гетто. В материалах судебного процесса над нацистскими преступниками, проходившего в Минске 15-29 января 1946 года, указывается один день, но в акте ЧГК от 30 июня 1944 года говорится о двух днях. Установленное число погибших евреев Орши — от 1 750 до 6 000: в акте ЧГК от 20 сентября 1944 года указано 6 000 евреев, в акте ЧГК от 9 сентября 1944 года — 4 800, в акте ЧГК от 30 июня 1944 года — 2 900 и в материалах судебного процесса над нацистскими преступниками, проходившего в 1946 году в Минске, говорится о 1 873 и 1 750 расстрелянных. Версия Крашенинникова Е. Н., опубликованная в статье о городском подполье в газете «Ленинский призыв» от 21 октября 1966 года, что «каратели создали в Орше два еврейских гетто» позволит объяснить эти несоответствия, но документальное подтверждение этому пока не обнаружено.

Предположительно цифра жертв Холокоста в Орше равна 5 000 — 6 000.

После уничтожения Оршанского гетто гитлеровцы принялись охотиться за детьми от смешанных браков. Пойманных помещали в тюрьму СД на улице 1 Мая, а затем расстреливали.

В начале октября 1943 года, с целью сокрытия следов преступлений, на еврейском кладбище Орши в течение пяти дней были сожжены тела расстрелянных. Осуществляла это зондеркоманда «1005» с привлечением военнопленных, которых потом убили.
Просмотров: 558 | Добавил: boltua | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
погода
авиа билеты
новости
www.belta.by
реклама
реклама
реклама
Одноклассники